Евгений Павлищев предлагает Вам запомнить сайт «TELE.ru - он-лайн журнал о звёздах»
Вы хотите запомнить сайт «TELE.ru - он-лайн журнал о звёздах»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Сергей Лукьяненко: «Я сразу сказал жене: «У тебя есть соперница — пишущая машинка»

развернуть

— Cергей, знаю, что идея «Черновика» у вас возникла, когда вы стали открывать свою квартиру не тем ключом и, естественно, замок не захотел поддаться. Давно это было и долго ли возились с дверью?

— Лет четырнадцать назад. Сообразил, что просто перепутал ключи, уже через минуту, но моментально представил, как кто-то вот так же безуспешно пытается открыть свою дверь, она не поддается — а потом ему открывает дверь его же дома кто-то незнакомый. И обстановка совсем другая, и соседи его не узнают, а потом и близкие его забывают! Ситуация показалась забавной, и я сразу стал писать книгу.


— Часто жизнь подкидывает случаи, которые ложатся в основу целого романа?

— Это довольно обычная история: благодаря мелкой житейской ситуации придумывается сюжет. У меня почти с каждой книгой так. Например, у меня есть книжка «Линия грез» — космическая суровая фантастика. Там вначале звездолет главного героя при посадке на другой планете давит местную девочку, которая подбегала к садящемуся кораблю с целью быстрее предложить местные наркотики, свободную любовь и прочие услуги. Она придумалась так: в первой половине 1990-х годов у детей был распространен заработок — они носились на перекрестке межу машинами и терли стекла грязными тряпками, типа мыли. Очень опасный был «бизнес», дети все время рисковали, что их собьют. И я, мрачно глядя на это, представил далекое будущее — садится космолет, и к нему точно так же бегут: вам дюзы отполировать? Из этого наблюдения родилась начальная сценка, появился мир неприятный и суровый.

— А с «Дозорами» как было?

— Написал подряд парочку космических романов и понял, что мне надоели космические корабли, инопланетяне, захотелось придумать что-то сказочное, фантазийное. Начал было прикидывать сюжет, но понял, что описывать мир рыцарей и королей будет делом долгим и трудоемким: я банально не знаю, как называется та или иная часть средневекового замка, были в интересующую меня эпоху пуговицы или делали одежду на завязочках, что использовали вместо туалетной бумаги. Как положено интеллигентному человеку, я помнил бессмертные строки из «Гаргантюа и Пантагрюэля» про подтирание гусенком, но все-таки надо было знать, как решался этот вопрос на самом деле. Я бы увяз в деталях, а мне хотелось не изучать средневековый быт, а сразу писать. И появилась шаловливая мысль: почему бы не перенести классическую волшебную историю в наши дни? И все закрутилось! Если волшебники существуют, почему мы про них не знаем? Допустим, они прячутся. Но неужели никто из них не хочет порисоваться своими способностями? Наверняка такие найдутся. А раз так, значит, должна быть особая полиция, которая за ними присматривает. Назовем эту полицию «Ночной дозор». О, значит, вырисовывается детектив про полицейского, только специализирующегося на магии. Значит, он у нас тоже волшебник, но не очень сильный, так интереснее… Структура выстроилась мгновенно — и роман просто понесся: я его написал месяца за четыре, максимум за пять.


Погибнет в книге — выживет наяву


— Обратила внимание: в «Дозорах» многие события происходят где-то у метро «Алексеевская» или на ВДНХ. Да и в «Черновике» заброшенная водонапорная башня, которая оказывается погранпостом между мирами, находится неподалеку — это в фильме ее перенесли к Кремлю… Вы считаете те места особенно мистическими?

— Ларчик открывается проще: я сейчас живу у метро «Проспект Мира», а раньше обитал на «Алексеевской» — и описывал то, что мне хорошо знакомо. Например, подворотня, в которой Антон Городецкий спас Егора от вампиров, была рядом с моим подъездом — я через нее проходил каждый вечер. Вампиров не встречал, но там всегда воняло, было темно, потому что лампочка была разбита, порой там тусовались подвыпившие молодые люди. Проходить было некомфортно. И я подумал: почему бы там не стоять парочке вампиров, готовящихся из кого-нибудь выпить кровь? Раз вампиры чуть не схватили Егора в этом месте, значит, он живет поблизости. Рядом был смешной дом на ножках — высокая «книжка» на бетонных опорах, и я Егора поселил там. Я на тот момент всего полтора года как переехал в Москву из Алма-Аты и знал ее не очень хорошо, никаких «Яндекс.Карт» и Google Maps еще не существовало, потому и предпочел большую часть действия перенести ближе к своему дому. О­писывать Чертаново или даже Арбат было бы труднее: приходилось бы туда ездить, изучать дома, дворы, местные особенности. А в своем районе я знал, где и что, и представлял, в какой магазин герой мог заскочить.

— Знакомых и друзей описываете в книгах?

— Чаще отдельные черты внешности, характера, факты биографии. А полностью, чтобы человек сразу угадывался… Такое, пожалуй, только однажды было. В «Дозорах» есть маг Лас — вот он списан с реального человека по прозвищу Лас, рок-музыканта Саши Ульянова. У Ласа в жизни поведение такое же, как у книжного, — немножко странноватое, с постоянными шуточками. Он любит фантастику, мы с ним пересекались на мероприятиях, в поездках. Саша, узнав, что стал героем «Дозора», страшно обрадовался!

— Подарил что-нибудь в знак благодарности? Ящик коньяка, томик Гете?

— Да ну, зачем, я же просто так, по-дружески…

— И коньяк просто по-дружески!

— Вот выйдет наше интервью, он прочитает, может, и сообразит, что надо коньяк притащить.

— В «Черновике» есть герои, наделенные чертами ваших реальных знакомых?

— Есть несколько, но, как правило, реальные люди никогда не выводятся на главные роли — это второстепенные персонажи. Если внимательно читать мои книги, можно заметить, что там постоянно погибает человек по имени Юрий Семецкий. А если внимательно читать всю современную фантастику, можно заметить, что он также погибает, наверное, у сотни писателей-фантастов, даже у Роберта Шекли. А все потому, что давным-давно я написал книжку, в которой погиб персонаж по фамилии Семенецкий. Когда она вышла, один издатель и большой любитель фантастики, Юра Семецкий, обиженно сказал: «Вот ты мало того что убил меня в романе, так еще и фамилию неправильно написал!» Говорю: «Если хочешь, в следующий раз убью с правильной фамилией». — «Отлично!» В следующей книжке у меня умер эпизодический персонаж уже по фамилии Семецкий. И тогда Юра рассказал, что цыганка нагадала ему, что он умрет в 40 лет. И предположил: «Если вы меня будете убивать в книжках, проклятие перейдет на книжных персонажей». Все присутствовавшие при разговоре писатели ответили: «Юра, не вопрос». Стали соревноваться, кто изощреннее убьет Семецкого. Его топили, взрывали, бомбардировали с орбит, его заваливало книгами. Кончилась шутка тем, что при переиздании каких-то воспоминаний ХIХ века о кавказской войне вместо безымянного прапорщика, которого зарубили черкесы, наши люди вставили в книгу прапорщика Юрия Семецкого!

— А в книгу Шекли его вставил переводчик?

— Когда Шекли приезжал к нам, ему рассказали про эту традицию, он захотел поддержать нас и назвал героя, который погибал в его новом рассказе, Юрием Семецким.


Раз вы автор, тогда пейте


— Вообще, современные фантасты — народ дружный?

— Более или менее да. У нас несколько раз в году проходят мероприятия, куда люди приезжают, общаются, мы друг друга все знаем довольно хорошо. Когда Тимур Бекмамбетов снимал один из «Дозоров», я обзвонил всех знакомых авторов фантастики: «Слушайте, есть прекрасная идея! Давайте соберемся и снимемся в одной сцене». Никого не пришлось долго уговаривать. Снимали с утра до вечера, все очень веселились. В той сцене всеми «учениками» были писатели, а я даже выходил «к доске» и говорил пару слов.

— В «Черновике» вы тоже появляетесь в эпизоде. Это ваша идея или режиссера?

— Общая. Я режиссеру Сергею Мокрицкому сказал: «Может, мне мельк­нуть на экране?» — «Как раз хотел тебе это предложить. Давай мы будем двумя добрыми людьми, которые помогут главному герою, когда ему станет плохо в метро?» Кадры в вагоне снимали в Нижнем Новгороде — там организовать съемки в поезде метро оказалось проще. Но я в Нижний не поехал, и мы с Мокрицким спасли Кирилла на станции — ее в Москве снимали.

— Актер Никита Волков похож на Кирилла, каким его себе представляли вы, когда писали книгу?

— Главного героя я себе не представлял никак, потому что я через его глаза смотрел на других. Главный герой — это всегда немножко ты сам. Но мне очень понравилось, как играет Никита Волков. Он действительно работал с полной отдачей, хорошо, честно. И теперь я вижу Кирилла в его облике. И с другими персонажами тоже по большей части так получилось. Особенно с другом Кирилла — Котей: Женя Ткачук сыграл его именно таким, каким я его себе представлял. Героиня Северии Янушаускайте — Рената — более демоническая, чем акушерка у меня в романе… Но, знаете, это обычное дело. У меня и Завулон в романе тихий, неприметный ч­еловечек, а в фильме Вержбицкий весь такой из себя, Завулон — так Завулон. Злодеище! Фильмы отличаются от книг, тут ничего не поделать, ведь историю переводят с одного языка на другой — с языка литературы на язык кино. Если персонажа сделать таким, как в книжке, он не будет смотреться на экране. Кино — оно как театральная сцена, где актеру необходимо наложить яркий грим, который в обычной жизни будет смотреться чудовищно, а на экране — правдоподобно.

— Константин Хабенский тот Городецкий, каким вы его видели?

— Внешность Хабенского меня абсолютно устроила, но мне не очень понравилось, как он Городецкого сыграл, — притом что, конечно, Хабенский прекрасный актер. В режиссерской трактовке герой стал, на мой взгляд, слишком мятущимся, нервным, кричащим. Городецкий в книжке гораздо более цельный, деятельный и спокойный. Поэтому «Ночной дозор» мне было тяжело смотреть. Сидя на премьере в Питере, я громко стонал и хватался за голову. Мы пришли большой компанией, я позвал человек десять питерских писателей-фантастов. Всех переполняла радость: тогда это было удивительное событие — вдруг выпустили кино по современному российскому фантастическому роману, да еще так его рекламируют! Один из друзей притащил и подарил мне большую бутыль виски Lagavulin, который я вообще-то не очень люблю, поскольку у него слишком торфяной вкус. Но тогда на премьере я увидел сначала один эпизод, резко не соответствующий тому, что было в книге, потом другой, третий… И понял, что без анестезии до конца не досижу. Прошу товарища: «Достань бутылку». — «Слушай, это двенадцатилетний сингл молт. Ты что, хочешь выпить его в кинозале прямо из горла?» — «Да». — «Ты же сказал, что не любишь такой виски». — «Я сейчас хоть самогон выпью». Сделал глоток, на меня неодобрительно посмотрела сидевшая рядом женщина и сказала: «Вы знаете, у нас в Петербурге не принято пить алкоголь из бутылки на премьере». Причем рядом сидел Сергей Шнуров — и не пил! Я собрался с духом и сказал: «Простите, просто я автор книги и сценария». Она ответила: «Тогда пейте».

— Ужасно похоже на мультик «Фильм, фильм, фильм»!

— Это великий мультфильм, который очень правильно отражает большую часть кинопроцесса. Помня о той питерской истории, я побоялся смотреть «Черновик» на большом показе на Российском кинорынке — предпочел сделать это в более камерной обстановке, но в нем все оказалось гораздо ближе к книге.


Объединила любовь к фантастике


— У вас трое детей, кто из них больший поклонник папиного творчества?

— Старший сын, Артемий. Он читает больше Дани и даже сам пробует писать фантастический роман про 14-летнего мальчика, отправившегося в путешествие на другую планету. Довольно много написал, регулярно прибегает советоваться. Знаете, мне порой взрослые люди присылают и приносят на семинары куда худшие рукописи.

— Вы подкинули ребенку идею писать?

— Нет, я считаю, что принуждать заниматься творчеством опасно, вредно и не нужно. Тем более литературой.

— А Даня с Надей к чему тяготеют?

— Даня флейтист, к своим 11 годам уже выиграл немало конкурсов. Он занимается без принуждения, по-моему, ему нравится даже это ужасное сольфеджио, которое для меня китайская грамота. Я в музыке полный ноль, а жена в школе занималась музыкой и теперь помогает сыну по мере сил. Надя в свои пять лет, как многие маленькие девочки, мечтает стать балериной, ходит в балетный кружок.

— Когда родился старший сын, вы планировали начать писать для самых маленьких.

— А вышло, как в анекдоте про советского рабочего. Жена его спрашивает: «Вы что у себя на заводе делаете?» — «Детские кроватки». — «Нам же как раз кроватка нужна, притащи с работы детали — лучше соберем, чем покупать». Он натащил с завода разных деталей, собрал — получился автомат Калашникова! Я тоже как ни пытался написать совсем детскую вещь, все равно получалась фантастика.

— Вы пишете в той же квартире, где живете. Неужели дети не врываются в кабинет, не отвлекают индейскими воплями?

— Они знают, что в кабинете папа работает, поэтому его нельзя звать, в дверь нельзя стучать, а если что-то нужно, надо сказать об этом маме. К тому же квартира большая, и я предусмотрительно сделал кабинет максимально изолированным, в стороне от остальных комнат. Но все равно думаю: эх, надо было купить рядом крохотную однушку и ходить туда на работу. Про Кира Булычева рассказывают, что он рядом с квартирой, где жил, приобрел маленькую. Там не было ничего, даже телефона: стоял один стул и стол с пишущей машинкой. Он приходил в восемь часов утра, садился и писал восемь часов подряд, а потом уходил, даже если не дописал предложение. Идеальный подход к работе!

— Скорее всего, сейчас ваша жена читает все, что вы пишете. А когда вы познакомились, она была поклонницей фантастики?

— Да, мы с Соней встретились, когда учились в Алма-Ате, я в медицинском институте, она в университете на психолога, и уже через день после знакомства я ей сказал: «Должен признаться в одной вещи. Я пишу фантастику, мне это очень нравится». — «Здорово, я тоже люблю фантастику, особенно Стругацких». — «Прекрасно, тогда с тобой точно есть о чем поговорить. Но учти: если у нас сложатся серь­езные отношения, у тебя всегда будет соперница — пишущая машинка». Она подумала и согласилась.

Первый писатель в семье врачей


— Знакомилась девушка с врачом, а он взял и оказался писателем…

— По-моему, это очень хорошо: получаешь сразу двух по цене одного.

— Папа у вас психиатр, старший брат психотерапевт, мама нарколог. Страшно было выруливать из этой семейной колеи?

— Пожалуй. Было ощущение, что отправляюсь в свободное плавание. Уехать в 17 лет из райцентра в Алма-Ату учиться было проще: все та же понятная учеба, только живешь без родителей, что в 17 лет воспринимается с энтузиазмом. А тут ты сам за себя отвечаешь, нет и не будет четких правил, может, повезет, а может, не повезет. Но я решил рискнуть и не жалею.

— Вы начали писать в школе?

— Нет, на первом курсе. Уже на втором у меня начали выходить рассказы, на третьем издали первую тоненькую книжку… А на четвертом я решил, что буду не врачом, а только писателем. Совершенно четко помню этот момент. Я сдавал отоларингологию, там был дифзачет, то есть зачет на оценку, а не просто сдал или не сдал. Начал «плавать», потому что вместо подготовки с увлечением писал роман, и преподаватель в сердцах сказал: «Лукьяненко, я могу либо поставить тройку, либо отправить на переэкзаменовку. Вы же умный человек и могли бы без проблем ответить на пятерку. Вон у вас сплошь пятерки». — «Извините, — говорю, — так получилось». А он: «Скажите честно, вы будете работать врачом или писать книжки?» И вдруг я четко осознал и ответил ему и себе: «Я буду книжки писать». — «Тогда что я стану вас мучить и портить вам сессию? Вот вам пятерка, идите и пишите книжки — у вас хорошо получается». Я по инерции доучился. Если бы просто ушел из меда, у родителей бы, наверное, сердечный приступ случился. Для мамы с папой, людей советской закалки, высшее образование — это очень важно. И они долгие годы страшно переживали, что я пишу книги, не закончив литературный институт. Я переехал в Москву, у меня выходили книги одна за другой, а они твердили: сынок, как же ты без литинститута? Только в начале 2000-х годов перестали. Уж не знаю, то ли тиражи их убедили, то ли количество литературных премий, но больше учиться не отправляют!


Источник →

Ключевые слова: Интервью, Книги
Опубликовано 25.05.2018 в 14:22

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Новости
Анна Легчилова и Игорь Бочкин показали сына

Анна Легчилова и Игорь Бочкин показали сына

На фоне моря актрису за шею обнимает маленький мальчик, снимок подписан: «Мое сердце. Мой сын. Мой рай». Тем самым, Анна раскрыла секрет, который они с м

22 июн, 18:50
0 0
Резко похудевшая дочь Валерии напугала поклонниц последствиями анорексии

Резко похудевшая дочь Валерии напугала поклонниц последствиями анорексии

Родившаяся в творческой семье мамы-певицы и отца-продюсера Александра Шульгина девушка тоже выбрала творческую профессию. Она поступила в театральный инс

22 июн, 18:36
0 0
Бари Алибасов рассекретил результат ДНК-теста предполагаемого внука Шукшиных

Бари Алибасов рассекретил результат ДНК-теста предполагаемого внука Шукшиных

Близкий друг семьи Марии Шукшиной, продюсер Бари Алибасов обнародовал в своем Instagram результат ДНК-теста, который с нетерпением ждала заинтересованная об

22 июн, 18:30
0 0
Звезды
Азбука жизни: Мерил Стрип — 69 лет

Азбука жизни: Мерил Стрип — 69 лет

А — актриса «Я любознательна, это и есть сущность актерства. Мне просто интересно, каково это — быть вами». Б — благодарность «Я благодарна Богу за то,

22 июн, 13:44
0 0
Горячие штучки: Татьяна Котова, Ольга Серябкина, Анна Седокова и др

Горячие штучки: Татьяна Котова, Ольга Серябкина, Анна Седокова и др

1. Татьяна КОТОВА, певица, экс-«ВИА Гра»: https://www.instagram.com/p/BkKBwnxgNrN/ https://www.instagram.com/p/BkDY5-9A7Yx/ https://www.instagr

22 июн, 07:15
0 0
Наталия Власова: «В нашем шоу-бизнесе я слегка чужая»

Наталия Власова: «В нашем шоу-бизнесе я слегка чужая»

— Последнее время все мои мысли заняты квартирой — это мое первое собственное жилье в Москве. До этого все квартиры мы снимали. И такое меня более чем устра

22 июн, 07:10
0 0
Кино
Интересные факты о фильме «Курьер»

Интересные факты о фильме «Курьер»

А знаете ли вы, что: Карен Шахназаров был не только режиссер и сценарист этого фильма (в соавторстве с Александром Бородянским), но и автором одноименной

29 дек 16, 09:00
+49 37
Джон Уик 2

Джон Уик 2

Во всех своих фильмах Киану Ривз играет более-менее себя: парня-отшельника без возраста, который не слишком любит людей и всегда надевает черное. В первом «

8 фев 17, 13:02
+13 8
Энциклопедия «Звездных войн», от А до Я

Энциклопедия «Звездных войн», от А до Я

А Адмирал Акбар Командующий флотом повстанцев, бывший раб Империи. Немного похож на осьминога (но, тсс!, мы вам этого не говорили). Впервые появился в

15 дек 16, 09:00
+9 2
Читать
Сейчас обсуждают
Анастасия Волочкова рассказала о новом возлюбленном

Анастасия Волочкова рассказала о новом возлюбленном

Череду любимых мужчин артистки пополнил новый бойфренд. Имя счастливчика танцовщица пока не открывает, но однозначно можно сказать, что любовь с системным а

14 июн, 17:28
0 1
Камиль Ларин выпустил сборник стихов

Камиль Ларин выпустил сборник стихов

Наконец, заветное желание сбылось: книгу «СтихиЯ»  Камиль взял в руки утром 10 ноября, в день своего 50-летия. Жена Екатерина накануне юбилея привезла

14 ноя 16, 16:00
0 1